войти кнопки соц.сетей
6 мая 2015 в 23:11

Лимонов назвал Украину мусорным, лживым до мозга костей государством

Предлагаю Вашему вниманию интервью И. Измайлова с Э. Лимоновым. Как политик он вызывает неоднозначную реакцию. Долгое время я вообще не воспринимал его как серьезного общественного деятеля, особенно после публикации его романов, таких, например как «Это я – Эдичка». Однако времена меняются, меняется и человек, кто-то становится лучше, кто-то хуже.

В данном интервью Лимонов высказывает довольно зрелые суждения, многие из его взглядов на внешнюю и внутреннюю политику не оставляют равнодушным, ты их либо принимаешь, либо – нет.

И. ИЗМАЙЛОВ: У микрофона Игорь Измайлов. Эдуард Лимонов здесь, в целости и сохранности.

Э. ЛИМОНОВ: Всех решительно приветствую.

И. ИЗМАЙЛОВ: Сечин у руля «Роснефти» остался ещё на пять лет, об этом сегодня стало известно. Огласили некоторые параметры его доходов.

Э. ЛИМОНОВ: Я слышал. Я подумал: «Зачем ему столько денег?» Ну, сколько можно на еду потратить? Если ты живёшь один, три тысячи в неделю достаточно, на мой взгляд. 12 тысяч на еду. Снимаешь квартиру, как я — ещё какое-то количество денег. От 15 до 20 миллионов ежемесячно? Зачем ему такие деньги? Нам начинают говорить, что он эффективный менеджер. Это стыдно — столько иметь. Куда он их складывает? В ящики кладёт, или в банке они у него лежат? Это очень постыдно, я бы скрывал.

И. ИЗМАЙЛОВ: Они и скрывают, это же не он рассказал.

Э. ЛИМОНОВ: На месте государства я бы скрывал подобные факты, а вторым указом не разрешил иметь такие деньги. Это немыслимые деньги. С ума сошли.

И. ИЗМАЙЛОВ: Это только оклад.

Э. ЛИМОНОВ: Я знаю, он же не даёт подробности, там 150% премиальных. Это подло, я считаю, иметь такие деньги в нашей стране небогатой, когда деньги касаются заработной платы.

И. ИЗМАЙЛОВ: Здесь два аспекта: справедливость.

Э. ЛИМОНОВ: Справедливость требует, чтобы люди не получали столько денег. Говорят, что при советской власти не было справедливости. Академик получал 500 рублей, а я работал на заводе в очень тяжёлом цехе точного литья, у меня бывало в месяц 320 рублей. Это очень много для молодого человека 20 с небольшим лет. У нас был новый комплексный цех точного литья, а была старая литейка, там зарабатывали куда меньше — 130-150 рублей. Но всё равно это было в пределах. В три раза у академика больше, но не 15 и не 20 миллионов. Заплевать за это надо. Пока у нас такая разница между зарплатами топ-менеджера и простого человека, никакой стабильности в стране быть не может. Я думаю, люди не боятся думать о том, что это несправедливо. Но в один прекрасный день они просто не будут бояться осуществить справедливость. Если мы хотим, чтобы страна была солидарна, чтобы у нас были те же цели, чувства, эмоции, надо уничтожить это неравенство как можно быстрее.

И. ИЗМАЙЛОВ: А помните эту инициативу, что все зарплаты сотрудников в компании не должны отличаться нулями в конце?

Э. ЛИМОНОВ: Нас не интересуют отдельно взятые компании, нас интересует справедливость по всей стране. И это бесстыдство, с которым анонсируют такие зарплаты, при этом запудривая нам мозги, что это эффективный менеджер. Поставьте просто инженера, я думаю, он справится завтра. Немного замнётся, а потом будет делать то же самое. Он зарабатывает 35 тысяч на вагоноремонтном заводе — поставьте его менеджером, он завтра научится. Подумаешь, большое дело.

И. ИЗМАЙЛОВ: Говорят, что в мировой практике управляющие такими компаниями столько получают.

Э. ЛИМОНОВ: Мировая практика нам не нужна. В мире есть средний класс, в США есть, у нас нет. У нас есть грязно богатые, это случай того же Сечина, и бедные. А среднего класса нет. Бедные — это те, кто скромно получает и следит за своими тратами вовсю.

И. ИЗМАЙЛОВ: Как Вы отмечаете 9 Мая?

Э. ЛИМОНОВ: Праздник нашей великой Победы, апофеоз взятия Берлина, за который была заплачена страшная цена — 100 тысяч убитых солдат и 200 тысяч раненых за 2 недели боёв всего-навсего. Я бы к ветеранам сегодня причислил и тех, кто воевал в Афганистане, различных войнах, двух Чеченских войнах. Это надо сделать. У нас есть 9 Мая, а все остальные вроде и не воевали, не гибли. Это большая несправедливость, я считаю, что нужно это сделать. У нас люди воевали по 20 тысяч человек в Корее, во Вьетнаме. Представьте, как им обидно каждый год. Я бы хотел расширить Победу, чтобы досталось большему количеству людей. Остановив американскую агрессию во Вьетнаме, мы, возможно, спасли и Китай, предотвратили опасность со стороны Приморья, Дальнего Востока. Это всё необходимо было делать. Я думаю, любой разумный глава государства снизойдёт, если услышит правильно. Ветеранов Второй мировой войны становится всё меньше. Не говоря о том, что справедливо включить новых ветеранов, хотя многим уже тоже за 50. Мы должны видеть живую цепь героев, уходящую и приходящую к нам из прошлого.

И. ИЗМАЙЛОВ: У Вас есть традиция на 9 Мая, как Вы отмечаете?

Э. ЛИМОНОВ: Меня никто не приглашает на Красную площадь посмотреть парад. Я вспоминаю всех погибших, двух своих дедов, дядю Юру, брата отца. Особенно веселиться в этот праздник не будешь. Но я обязательно выпиваю свои фронтовые 100 грамм, может быть, с ребятами, как обстоятельства складываются. Но я обязательно отмечаю, никогда не забываю.

И. ИЗМАЙЛОВ: К этому 9 Мая мы подходим с разными событиями и новостями. Только сегодняшние прочитаю. Всё тот же Макаревич, который снялся в клипе ко Дню памяти 8 мая на Украине.

Э. ЛИМОНОВ: Он нарывается. Я думаю, у него есть покровители в высоких палатах, возможно, в одной из башен Кремля. Он усиленно, высокомерно, себялюбиво нарывается. Не обязательно рвать на груди рубаху, но объяснить. Люди искусства, я убедился, во многом не понимают, что происходит, они не понимают, что война между Россией и Украиной не объявлена Россией. Но между двумя странами, двумя народами уже много крови, много убитых, и российских граждан в том числе. Добровольцев погибло в Донбассе, я думаю, несколько сотен точно, хотя нам не объявляют, сколько. То, что выпендриваются, иначе не назовёшь, все эти ребята, Диана Арбенина, Макаревич уже второй раз, всё бы ничего, но он сказал, что Советский Союз с Германией раздербанили Польшу. Это ни в какие ворота не лезет. Он пытается тягаться с большинством нашего народа? Я думаю, это глупая затея. Я бы его лишил российского гражданства. У нас механизм лишения очень сложный. Для начала, когда он куда-нибудь поедет за границу, я бы его просто не пустил, сославшись на непорядки с паспортом.

И. ИЗМАЙЛОВ: Сюда или туда?

Э. ЛИМОНОВ: Сюда. Зачем он нам нужен здесь?

И. ИЗМАЙЛОВ: Кроме Макаревича, «Мемориал» призвал законодательно запретить прославлять Сталина.

Э. ЛИМОНОВ: Всё хорошо в меру. Когда «Мемориал» занимается серьёзными и нужными делами, раскапывает несправедливость в прошлом, всё это — гарантированный почёт и уважение. Но они не понимают: если мы откажемся от Сталина, надо будет отказаться от Победы?

И. ИЗМАЙЛОВ: Вы думаете, они не понимают?

Э. ЛИМОНОВ: Если понимают, то дело ещё хуже.

И. ИЗМАЙЛОВ: Макаревич, «Мемориал», Людмила Алексеева сказала, что Сталин мешал победе в Великой Отечественной войне, СПЧ при президенте поддерживает.

Э. ЛИМОНОВ: Людмила Алексеева пусть объяснит, что, когда всех её друзей пересажали, она смылась в Америку, а потом вернулась, когда стало выгодно находиться здесь. Это трусость. Кого мы слушаем? Для Вас Макаревич — авторитет? Для меня нет. Людмила Алексеева для меня не авторитет, «Мемориал» — если они говорят такие немыслимые глупости, то они тоже не авторитет.

И. ИЗМАЙЛОВ: А кто авторитет?

Э. ЛИМОНОВ: Для меня?

И. ИЗМАЙЛОВ: Да.

Э. ЛИМОНОВ: Моя российская история, мировая история.

И. ИЗМАЙЛОВ: А Вы слышите её в преддверии 9 Мая?

Э. ЛИМОНОВ: А что слышать? Я что, не знаю, кто поднял знамя над рейхстагом? Я не сын и не внук солдат? Я знаю всё это, для меня всё понятно, никаких других вариантов истории не существует.

И. ИЗМАЙЛОВ: А для молодых поколений? Они знают всё это?

Э. ЛИМОНОВ: Я не школьный учитель, я учитель жизни, надеюсь, для кого-то. Кто-то меня не выносит. Мы всё это постигаем постепенно. Когда я писал книгу «У нас была великая эпоха», я не сентиментальный человек, но я несколько раз заплакал, потому что писал о послевоенной России, это были слёзы восторга. Не всё приходит сразу, зачем детей обвинять? Я думаю, что они справятся. Все поколения справлялись со своей задачей, шли, побеждали.

И. ИЗМАЙЛОВ: А на Украине?

Э. ЛИМОНОВ: На Украине несколько зарвались, не совсем соображают, что делают.

И. ИЗМАЙЛОВ: А молодёжь, которая скачет с соответствующими лозунгами?

Э. ЛИМОНОВ: Молодёжь, которая не смирится, попадёт в гробы. А как, Вы думаете, народы разбираются? Что тут сентиментальничать, угождать им? Не угодишь всем.

И. ИЗМАЙЛОВ: Символ Победы — голубь.

Э. ЛИМОНОВ: Символ Победы — это развалины Рейхстага и солдаты, там фотографирующиеся. Есть фотография: сидят два солдата в бункере фюрера, в его креслах, такие сапожищи — вот для меня символ Победы. Голубей терпеть не могу.

И. ИЗМАЙЛОВ: Мы все видим голубя, который с клювом летит куда-то.

Э. ЛИМОНОВ: Мне голубь не нравится как символ. Эту моду ввёл Пикассо: голубка мира, оливковая ветвь. В быту это достаточно неряшливая, прожорливая птица, уничтожающая с наслаждением себе подобных, больных и слабых заклюёт к чёртовой матери. Это не соответствует. Это сорная птица. Она появляется на помойках. Я бы не выбирал её в качестве символа Победы. Не надо.

И. ИЗМАЙЛОВ: А куда делся символ Победы?

Э. ЛИМОНОВ: Символ Победы — это Красное Знамя водружённое. Жаль, его убрали, надо вернуть. Вернуть не потому, что оно связано с большевистскими традициями, а потому, что это знамя, под которым мы победили в самой великой борьбе, может быть, человечества. Я надеюсь, что более страшной и крупной не будет.

И. ИЗМАЙЛОВ: Это произошло сознательно, на Ваш взгляд? На Украине символ Победы исчез, его заменили красным маком. А у нас заменили белым голубем.

Э. ЛИМОНОВ: Украина — государство мусорное, не определившееся, лживое до мозга костей, и ничего хорошего никто от него не ожидает.

И. ИЗМАЙЛОВ: Символ убран и там, и здесь.

Э. ЛИМОНОВ: Зачем мы смотрим? Те, кто участвовал в войне, все в мире друг с другом: и русские солдаты, и те, кто оказался на Украине. Война была для всех тяжёлым испытанием, было братство невероятное.

И. ИЗМАЙЛОВ: Вы не видите опасность в замене символов?

Э. ЛИМОНОВ: Я считаю, что Украины не будет вообще, поэтому обращать внимание на то, что они там выбрали — да и бог с ними.

И. ИЗМАЙЛОВ: А мы?

Э. ЛИМОНОВ: Можно было выбрать лучше. Но Победа-то всё равно есть.

И. ИЗМАЙЛОВ: Насколько этот символ ассоциирован с Победой?

Э. ЛИМОНОВ: Никак. Скорее, ассоциирован с большим жуликом Пабло Пикассо, который настрогал немыслимое количество работ, они до сих пор отлично продаются. Такой ловкач. И этого голубя мира он впарил.

И. ИЗМАЙЛОВ: С этим разобрались. Замоскворецкий суд Москвы рассмотрит требование активистов ввести в России наказание в виде обязательных работ за искажение информации о роли СССР во Второй мировой войне. На Ваш взгляд, нужно что-то подобное вводить? Соответствующие заявления об уравнивании СССР и нацистской Германии, Сталина и Гитлера, искажение информации.

Э. ЛИМОНОВ: Какой-то глобальный закон я бы ввёл. Может быть, не навсегда, но на какое-то время, закон об искажении истории. Чтобы разбаловавшихся в буржуазно-либеральном режиме за последние 23 года людей, которые несут несусветную блажь, неприятные вещи, антигосударственные, антироссийские, вернуть в разум. А потом можно его и отменить. Люди не соображают, что между Россией и Украиной лежат мёртвые граждане, убитые добровольцы. Как вы смеете память тех людей, кто погиб, тревожить своими отвратительными историями о том, что Россия — агрессор. Для меня это родина, Харьков, Северск, Донецк, Донбасс. Я с отцом в Ворошилов-граде, ныне в Луганске, три года сидел за занавеской, а отец работал в кабинете. Для меня это родина. Московская интеллигенция, может, не понимает этого, что родина — далеко не только Москва. Жириновский, может, не лучший пример, но он тоже русский из Казахстана. Я

Э. ЛИМОНОВ: Почему Вы сразу все кричите о поддержке? Я никогда не говорил, что я кого-то поддерживаю. Я 25 лет тому назад, а вообще всю свою сознательную жизнь, выступал, но это всё стало более резко и неприятно после 1991 года, когда закончился Советский Союз. Но я всегда говорил о цельности России, о том, что это наши территории. Не все, предположим. Армения, населённая 99% армянами — можно смириться с независимостью, самостоятельностью. Но как можно смириться с самостоятельностью Украины, когда там было на момент оглашения её независимости 12 миллионов русских? Люди в здравом уме, в трезвой памяти? Все забыли и стали украинцами, чтобы угодить Европейскому союзу или США? Есть реальность. Путин единственный умный это почувствовал? Мы все это знаем, миллионы людей, и более всех — те, кто либо родился там, на этих землях, в Донбассе, Крыму, в Харькове, в Петропавловске, Павлодаре, Усть-Каменогорске, в городе Уральске — это всегда было

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru