войти кнопки соц.сетей
24 марта 2015 в 23:45

24 марта 2015 года мне довелось посетить следственный изолятор №2, (в простонародье Бутово) находящийся в поселке Лыа-Ель (в переводе с языка коми – песчаный ручей). Организатором поездки выступил молодежный православный клуб при Свято-Стефановском храме

Молодые люди, пришедшие в храм не стали мириться с пассивной ролью захожан, кои появляются в церкви только по большим праздникам, ставят свечки, крестят лоб и облегченно вздохнув уходят из церкви. Они, получив благословление настоятеля, организовали православный клуб, выделили для себя несколько направлений деятельности и активно стали претворять мечты и задумки в жизнь. Одним из приоритетных направлений ребята выбрали для себя создание и обустройство совместно с руководством СИЗО-2 молитвенной комнаты в следственном изоляторе №2.

Константин Зудин, Кирилл Конончук, Константин Нечаев вышли на начальника СИЗО-2 Шурганова Василия Васильевича, который с энтузиазмом воспринял их желание открыть в следственном изоляторе молитвенную комнату. За помощью молодые люди обратились к священникам – протоиерею Сергию Токмакову и благочинному Удорского церковного округа отцу Евгению. Батюшки приняли деятельное участие в создании нового уголка православия.

Так отец Сергий Токмаков посетил вместе с Костей Зудиным и автором этих строк СИЗО-2 24 марта. Поездка наша была в определенном смысле разведывательной, хотелось посмотреть на спецконтингент, узнать есть ли среди них верующие, нужна ли им такая молитвенная комната.

К следственному изолятору подъехали в половину второго. На пропускной нас встретил Роман Юрьевич Петрушин, заместитель по воспитательной работе. Охраннику оставили паспорта и телефоны, взамен получили пропуска, сама процедура заняла у нас не более пяти минут. На территорию учреждения я прошел с фотоаппаратом и диктофоном. Роман Юрьевич повел нас к начальнику изолятора Шурганову Василию Васильевичу. Василий Васильевич принял нас в своем кабинете, поздоровались, озвучили цель своего прихода. Я подарил начальнику свою книгу и несколько газет «Колокол Севера», пообещал, что впредь будем стараться регулярно отправлять нашу газету в СИЗО. После которткого разговора мы направились вместе с замом по воспитательной работе непосредственно в камеры к задержанным и осужденным.

Как сказал нам Роман Юрьевич, в тюрьме у них сидят и малолетки и взрослые, контингент самый разнообразный, есть и первоходы и рецидивисты.

Поднимаемся на второй этаж массивного каменного сооружения, справа и слева длинные ряды одинаковых как братья близнецы дверей, покрашенных в защитную краску с мощными железными запорами и замками. На уровне человеческого лица в каждой двери проделан глазок.

Выезжая из Ухтыя несколько по другому представлял наше свидание со спецконтингентом, думал, что людей соберут в красном уголке, где перед ними выступит священник и мы с Константином. Оказалось все совсем по другому, мы вместе с охраной пошли по камерам. У «замполита» был на руках список лиц, изъявивших желание встретиться с православным священнослужителем. Руководствуясь этой бумажкой, нас стали сопровождать из камеры в камеру к ожидавшим нас людям.

Первым нашим «клиентом» оказался молоденький парень, сидящий один в трехместной камере. Его подавленный и растерянный вид свидетельствовал о том, что он не был морально готов к нашему приходу. Батюшка спросил как его зовут, откуда родом и сколько ему лет. Непросто вести беседу с человеком, который потерял всякую надежду на лучший исход, для которого камера не дом родной, чувствовалось, что пацан этот первый раз в тюрьме, кожа его еще не задубела от тюремного быта. Молодой человек больше молчал, иногда отвечая на наши вопросы. В конце беседы батюшка окропил парня святой водой. Простившись с ним мы направились дальше по длинному тюремному коридору. Останавливаемся у следующей камеры, надзиратель гремя ключами дважды проворачивает замок, отодвигает верхний и нижний засовы, мы заходим в камеру к малолеткам. Сидят три парня – с Ижмы, Инты и Сыктывкара. На вид – лет 16-17. Один из них при виде незваных гостей дурашливо улыбается. Константин сразу берет его в оборот, спрашивая, что смешное он увидел. Парень сразу подтянулся, ухмылка исчезла с лица. Спрашиваем, за что сидите: все сидят по одной статье – угон машины. Задаю вопрос – зачем угоняли чужие машины. Ответ прост и наивен – покататься. Теперь уже улыбаемся мы - «дорого же вам обойдется это невинное развлечение». Ребята вроде бы все понимают, сокрушенно качая головами. Беседа батюшки, в заключении он окрапляет молодых парней святой водой. В следующей камере сидели женщины, заслышав скрежет ключа в двери и скрип открываемой двери они торопливо кинулись заправлять койки и прибирать лишние вещи. Осужденные явно не ожидали увидеть мужчин и священника. Секундное замешательство, стараясь наладить общение задаю им несколько вопросов – откуда, за что, и когда на свободу? Вопрос «За что?» - бестактный, в их среде его задавать не принято, за это могут и грубо послать. Однако здесь ситуация другая и девушки это чувствуют. К ним пришли не со злом, пришли помочь, дать совет, растопить тот лет, который застыл в их сердцах. Выделяется молодая девушка в центре комнаты, она кокетливо смотрит на мужчин, приятно улыбаясь при этом. На ум приходит только одна мысль – похоже «воровка на доверии», именно такой контингент легко находит контакт с самыми разными людьми, чтобы затем лишить их денег и имущества. Оглядываю камеру, ни на полках, ни на кроватях не вижу ни газет ни журналов, похоже духовная пища здесь не нужна. И все равно предлагаю им нашу приходскую газету «Колокол Севера», несколько экземпляров которой взял с собой в СИЗО. Рассказываю, что мы пишем в нашем издании, чем она необычна, в заключение прошу не использовать ее не по назначению, а по прочтении сдать в библиотеку. Константин рассказывает женщинам как трудно в наше время жить без Бога, без молитвы, почему не надо обижаться на весь мир и как научиться прощать, обидевших тебя. Совсем молоденькая девушка вдруг словно очнувшись, говорит, что она верит в Бога, и что во всем сама виновата. А понимать это стала лишь после того как очутилась здесь. На воле остался маленький ребенок и родители, ЧС горечью она говорит, что совершенно не вспоминала о ребенке там на свободе. Гулянки, пьянки и разврат довели до беды. До выхода на свободу осталось несколько месяцев, она хочет начать совсем другую жизнь, посвятить жизнь своему любимому сыну. Говорит это она настолько искренне, что я вижу как меняются лица ее сокамерниц, каждая уходит в свои воспоминания.

Незаметно наш разговор становится доверительным, Константин сообщает женщинам что в Ухте у нас есть миссионерская организация которая помогает оступившимся людям адаптироваться на воле. Помогает материально, одеждой медикаментами, оказывает юридическую помощь, решает вопрос с жильем. Контактный телефон есть в нашей газете, также связаться с нами можно выйдя на руководство СИЗО, которые подскажут куда надо ехать.

Время проходит незаметно, посетили уже порядка десяти камер. Вижу как устал отец Сергий. Обращаюсь к Роману Юрьевичу, говоря что, пожалуй на сегодня обходов хватит. Отложим посещение камер на другой раз. Из тех лиц, с которыми мы успели пообщаться, шесть человек изъявили желание исповедоваться батюшке. Договорились, что в следующий раз он специально приедет для того, чтобы исповедать братию.

Тепло прощаемся с руководством колонии, обещаем постоянно приезжать сюда, организовать концерты для работников и осужденных.

Лудников Николай

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru