Недорого компьютеры оптом доступная цена
войти кнопки соц.сетей
Последние публикации
8 марта 2015 в 21:57

История рода в судьбе страны. Староверы на Печоре. Продолжение.

«Два Рима падоша, а третий стоит»

Чтобы осмыслить масштаб и причины переселения на среднюю и нижнюю Печору наших предков, необходимо знать предпосылки этой миграции. В своих публикациях я отчасти знакомил вас с происходившими на Руси событиями в суматошном и трагическом XVII веке.

Вот и сейчас, с этой же целью, хочу вернуться в своем повествовании на несколько столетий назад, в далекий 15-й век. Поскольку раскол русского общества в XVII веке, который именуют «Никоновским», и который заставил огромные массы верующего населения сорваться со своих родных мест и искать счастья в краях суровых и неведомых, обусловлен был двумя веками раньше, когда император Иоанн VIII Палеолог, константинопольский патриарх Иосиф, уполномоченные от восточных патриархов, и несколько греческих епископов, а также русский митрополит Исидор, грек по национальности, и суздальский епископ Авраамий подписали с папой Евгением IV Ферраро - Флорентийскую Унию.

собор Санта Мария дель Фьоре - где была подписана Ферраро-Флорентийская Уния.

святитель Марк Ефесский.

Политическое положение

Византийской империи, начиная с 12 века, было крайне тяжелым. Рассчитывая при содействии пап защитить империю от многочисленных врагов, Византия искала союза с Римом. Поэтому в 15 веке греческий император Иоанн Палеолог решил под предлогом соединения церквей подчинить Греко-восточную Церковь папе и за это получить помощь от западных государей. Папа согласился на предложение императора. Решено было провести вселенский собор, на котором и рассмотреть вопрос объединения.

8 октября 1438 года папа по соглашению с императором открыл собор.

Вот как рассказывает о тех событиях святитель Марк Ефесский: «…Затем начались речи о примирении и компромиссе, и некто из наших сказал, что хорошо облобызать мир и достичь святого согласия между нами, так чтобы и не являлось, что Западные Отцы находятся в противоречии с Восточными; и уже некто начал философствовать о том, что «чрез» у наших учителей является равнозначным «от» («из»), и что оно («чрез») делает Сына Виновником Духа. Таким образом, постепенно возникло латинствование, а затем начали работать над способом заключения Унии… Император обратился с речью к своим грекам, призывая их немедленно заключить Унию… Закончил он свое выступление следующими словами: «Всякий кто препятствует заключению этой святой Унии, является более дурным предателем, чем Иуда»».

Однако не сразу патриарх и иерархи пошли на компромисс и открытое предательство. Видя, что Уния может провалиться, император предпринял иной шаг. Он через посредничество Исидора Киевского, человека, наиболее приемлемого для латинян и наиболее беспринципного в отношении Православия, запросил папу, что греки получат, если Уния будет заключена? Вопрос был поставлен прямо - папе предлагалось купить Православную Церковь. Это был страшный момент в истории Православной Церкви, страшный своим цинизмом и кощунством. Невольно его сравниваешь с предательством Иуды, когда он пришел и обратился к синедриону, говоря: «Что ми хощете дати, и аз предам вам Его» (Мф. 26, 15);

Третьего июня 1439 года греки собрались для окончательного голосования. Каждому участнику предлагалось представить свое письменное заявление о своей вере. Первым выступил Патриарх, который заявил, что он не намерен изменять или оставить переданный Отцами догмат, но поскольку латиняне, не от себя, а на основании Священного Писания показали, что Дух Святый исходит также и через Сына, и это «через» делает Сына Виновником Святого Духа, то он заключает с ними Унию и общение. После него греки заявили, что они принимают догмат об исхождении Святаго Духа от Отца и Сына, как от одного Начала и от одного естества, и, что, это исхождение является одним единым действием.

Святой Марк Ефесский, Антоний Ираклийский и еще два епископа отказались дать согласие на такое мнение. Святой Марк, однако, был единственным, который решительно выступил, в тот час, когда рушились устои православного догмата об исхождении Святого Духа.

Несмотря на страшное давление и угрозы святитель остался непоколебим. Патриарх имел беседу с Марком Ефесским, умоляя его подписать Унию, однако тот не допускал никакого компромисса. Свою мысль о невозможности чего-то среднего он выразил так: «Может ли быть нечто среднее между истиной и ложью, отрицанием и утверждением, светом и тьмой; и, хотя между светом и тьмой может быть найдено нечто среднее, именуемое – сумерки, однако между истиной и ложью не может быть найдено ничего среднего». Впоследствии святой Марк писал Георгию Схоларию: «…Никогда, о человек, то, что относится к Церкви, не разрешается через компромиссы».

Принятие православными латинского догматического учения было началом бесславного поражения Православной делегации на Соборе во Флоренции. Говорится, что если кто сказал «а» - тот уже поневоле должен будет сказать и «б», и «в» и т.д. Когда 9 июня Император послал к Папе четырех митрополитов: Киевского, Никейского, Мителенского и Трапезунтского – самых больших сторонников Унии, папа им сказал следующее: «По милости Божией мы теперь в согласии по важнейшему догмату, но мы должны еще, дабы изъять всякое заблуждение, вместе исследовать вопросы относительно чистилища, примата, квасного или безквасного хлеба и служения Литургии».

Сторонники Унии требовали, чтобы Марка принудили подписать Унию, но император не желал принимать крутых мер против святителя. Отсутствие подписи св. Марка было фатальным ударом для дела Унии, поскольку все подписи ничего не стоили в сравнении одной единственной подписи – св. Марка Ефесского. Этот больной раком кишечника, смертельно изможденный человек, находящийся в опале у властей мира сего, был духовным вождем Православия и тем гигантом, который представлял Православную Церковь, сильную – в немощи, богатую - в убожестве и непобедимую - в Божественной Истине.

Отчетливее всего понял свое поражение папа Евгений IV, человек, несомненно, государственного ума. Сиропул рассказывает, что когда папе Евгению IV его кардиналы с торжеством представили Акт Унии, подписанный греческими представителями, Папа спросил, подписал ли Марк Ефесский, и не увидев его подписи сказал: «Итак, мы ничего не сделали!».

Продолжение следует.

Пользователь запретил комментирование поста

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru