войти кнопки соц.сетей
Последние публикации
7 марта 2015 в 17:26

"Храмы на зонах-возрождение души" Продолжение.

Глава 7.Обитель святителя Стефана.

Много труда потребовалось монахам, чтобы хоть как-то привести некоторые постройки в порядок, чтобы можно было жить и совершать богослужение. Однако уже через 7 дней – 8 июля – в надвратном храме Архистратига Михаила была совершена Божественная Литургия.

А к 10 сентября 1994 года монастырская братия насчитывала в своих рядах 12 человек: настоятель иеромонах Питирим, иеромонахи Иона и Ефрем, монахи Стефан, Михаил, Алексий, Серафим и Герасим, рясофорные послушники Павел, Макарий, Петр и Иоанн.

Согласно указу Святейшего Синода от 15 сентября 1994 года иеромонах Питирим был возведён в сан игумена.

Общий снимок ИК-19 на Бельгопе.

отец Сергий Филиппов выступает перед осужденными колонии ИК-19 на Бельгопе.

Беседа с игуменом монастыря Саввой (Гладковым) (на фото - крайний справа).

Возрождённый Троице-Стефано-Ульяновский монастырь стал поистине кузницей кадров и для других обителей. Многие насельники были переведены в Усть-Вымский Михаило-Архангельский, Важкурский Богородице-Рождественский и Вотчинский Стефано-Афанасьевский монастыри Сыктывкарской епархии.

В настоящее время в восстановленном Троице-Стефановском Ульяновском монастыре живут несколько десятков монахов и послушников, которые служат и занимаются реставрационными и строительными работами.

В 1996 году при Ульяновском монастыре было открыто духовное училище для подготовки кадров священнослужителей.

«Таким образом, - пишет владыка Питирим, - с помощью Божией Троице-Стефано-Ульяновская обитель вновь стала тем, чем она была для Зырянского края до революции – оплотом Православия коми народа и одним из крупнейших монастырей на севере России»[7].

Дорога в монастырь

Вечером 13 марта 2013 года мне позвонил протоиерей Сергий, благочинный Сосногорского церковного округа, и предложил посетить вместе с ним колонию ИК-19, дислоцирующуюся на Бельгопе (город Ухта, Республика Коми). Не раздумывая, я дал согласие. Спросил, кто еще, кроме нас поедет на зону. Батюшка ответил, что с ним будет рок-группа «День» с ее лидером Александром Кувшиновым и отец Павел, настоятель храма святителя Николая Чудотворца в поселке Водный (Ухтинский район), окормляющий эту зону.

Утром следующего дня я стоял у проходной ИК-19, вскоре, практически одновременно, подъехали отец Сергий с музыкантами и отец Павел. Из микроавтобуса выгрузили аппаратуру. Оформление пропусков заняло полчаса. На территории колонии нас встретил начальник отдела по воспитательной работе Игорь Анатольевич Левковский. Несколько находящихся поблизости заключенных помогли донести аппаратуру до клуба. Это оказалось довольно невзрачное помещение, размером 30 на 15 метров с двумя десятками рядов стульев, намертво прибитых друг к другу и к полу. В зале практически не было освещения, несколько ламп на потолке и стенах перед сценой, остальная часть клуба была погружена в полумрак.

Оценив обстановку, я пришел к выводу, что хорошие снимки сделать мне вряд ли удастся. Тем не менее, не теряя оптимизма, стал фотографировать сцену и пустой зрительный зал в разных режимах, чтобы выбрать наиболее подходящие. Затем стал знакомиться с осужденными. В зале их было человек пять, остальную братию пока не пускали, музыканты из сосногорской группы «День» настраивали аппаратуру.

Перед началом концерта отец Сергий совершил молебен в церкви иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», расположенной на территории ИК-19. Построен храм в 1996 году, освящен 4 декабря 1998 г. владыкой Питиримом. Данная церковь – первое культовое сооружение, построенное в колониях Республики Коми.

Инициатором строительства церкви был осужденный Федорук Валерий Григорьевич. О нем я расскажу подробнее чуть дальше, поскольку судьба этого человека необычным образом вошла в мое повествование о колонии, храме, построенном в ней, и об Ульяновской обители.

Концерт православной группы «День» начался с небольшим опозданием. Местные обитатели узнав, что приехали священнослужители и православная группа, без особого энтузиазма постепенно заполняли клуб, всем своим видом большинство зрителей показывало, что им по душе другая музыка. Один даже выкрикнул с места: «А «Мурку» слабо?». На что лидер группы Александр Кувшинов ответил, что подобную «чернуху» они не играют.

Но вот на сцену с гитарой вышел отец Сергий, сказал несколько вступительных слов и запел. Его удивительный баритон каким-то чудесным образом заполнил все пространство этого унылого помещения. Я исподволь, стараясь не быть назойливым, всматривался в лица слушателей, они стали другими, куда-то ушла напускная бравада, не слышны стали разговоры между соседями, проснулись случайные посетители. Они слушали! Кто-то неловко стал отворачивать свое лицо, смахивая слезы, кто-то упер глаза в пол, чтобы соседи не увидели их предательского блеска. Аплодисменты были оглушительными, братия хлопала не жалея ладоней. Ледок недоверия и настороженности был растоплен. Далее все песни группы «День», которая продолжила свое выступление, они воспринимали совсем по-другому, не безучастно, а с искренним вниманием.

После окончания концерта я попросил осужденных не расходиться, а собраться вместе у сцены для общей фотографии вместе с батюшками и музыкантами из группы «День». Осталось немного, человек двенадцать. На выходе из клуба меня остановил староста православной общины колонии И.Н. Коппалев, задал несколько вопросов: где издается газета «Колокол Севера», которую я возглавляю, кто авторы, какой тираж? Видя его заинтересованность, предложил ему сотрудничать, написать о жизни православной общины в колонии. Он согласился. И вот через два дня мне звонит начальник отдела по воспитательной работе с осужденными И.А. Левковский и предлагает встретиться, для того чтобы передать письмо от Коппалева. В десять часов я подъезжаю к проходной колонии, где меня уже ждет Игорь Анатольевич. Здороваемся, он передает мне письмо. Я благодарю его за оказанное содействие, прощаемся, договорившись поддерживать регулярную связь.

В письме староста рассказывает об истории создания православной общины в ИК-19. Главное действующее лицо в его повествовании Валерий Федорук, который с помощью осужденных и администрации построил храм в колонии. В дальнейшем он возвел еще два храма, один на подворье Кылтовского монастыря в Сыктывкаре, другой – в Ульяновской обители. Там же в монастыре его постригли в монахи с именем Мелетий. И в этом же монастыре он безвременно погиб от руки своего брата во Христе, такого же монаха. Почему я подробно описываю судьбу этого человека. Дело в том, что в Троице-Стефано-Ульяновской монастырь мы с супругой собирались съездить уже год назад и все никак не складывалось, не получалось у нас с поездкой.

И вот я читаю письмо старосты Бельгопской православной общины, где он рассказывает о монахе Мелетии и понимаю, что не случайно Господь привел меня к заключенным в колонию ИК-19, и не просто так появилось у нас навязчивое желание попасть именно в Ульяновскую обитель.

Поехали мы в монастырь, спустя несколько дней после моего посещения колонии. Дороги не знали, из Интернета я скопировал карту автомобильных дорог Сыктывкара и его окрестностей, отец Евгений, настоятель Свято-Стефановского храма города Ухты, дал несколько дельных советов, как лучше доехать до обители.

Продолжение следует.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru